Онлайн-издание о современном стиле жизни на Кипре

Ася Казанцева: «Чем мозг либерала отличается от мозга консерватора?»

Ася Казанцева: «Чем мозг либерала отличается от мозга консерватора?»

В TwoWaves Club в Лимассоле 10 марта прошла бесплатная научно-популярная лекция Аси Казанцевой на тему «Нейробиология стабильности: чем мозг либерала отличается от мозга консерватора?».

Ася Казанцева — российский научный журналист, популяризатор науки и блогер. Автор книг «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» и «В интернете кто-то неправ!». Для всех тех, кто не смог посетить лекцию, мы кратко пересказываем содержание лекции Аси.

Консерваторы vs Либералы

Один из критериев, по которому можно разделить людей с позиции принимаемых решений — это категория либералов и консерваторов. В общем понимании, либералы выбирают свободу личности, а консерваторы — традиционные ценности. И либералы и консерваторы — абсолютно точно люди, а у всех людей есть гены, которые определяют строение человеческого мозга. Небольшие отличия в размерах той или иной части мозга, обусловленные генным влиянием, могут определять поведение человека и влиять на выбор принимаемых решений.

Шкала Уилсона-Паттерсона

Степень консервативности можно измерить по шкале Уилсона-Паттерсона, тесте разработанном в 1968 году. Шкала содержит 50 утверждений, которые оценивает респондент: согласен ли он, против или не имеет единого мнения.

Согласно этой шкале консерваторы — это те, кто одобряет смертную казнь, цензуру, целомудрие, школьную форму. Либералы голосуют за легальные аборты, работающих матерей, фторирование воды, стриптиз.

Время не стоит на месте и сейчас используется современная версия шкалы, по которой для того, чтобы, например, быть либералом, нужно одобрять гей-браки, усыновление детей однополыми семьями и использование стволовых клеток.

Выявить, является ли человек либералом или консерватором можно с помощью опросников, но более интересные вещи начинаются во время психо-физиологических экспериментов. Так людям сложнее контролировать свою реакцию и можно создать условия, когда испытуемый не понимает цель эксперимента и из-за этого будет давать более честные ответы.

Эмоциональный тест Струпа

В классическом варианте теста испытуемых просят сказать каким цветом написаны те или иные слова. Загвоздка в том, что слова — это названия других, часто контрастных, цветов. В тесте замеряют время, которое необходимо для обычного называния цветов и для аналогичного действия, когда мозгу нужно  переключиться с чтения слов на называние цветов, которыми эти слова написаны. Кроме того, отслеживают число ошибок.

Говорят, что разновидность этого теста использовалась в США во время холодной войны, чтобы выявлять русских шпионов. Поскольку, если человек утверждал, что он не знает русский язык, но начинал “зависать” на картинках со знакомыми ему названиями — это как минимум, вызывало дополнительные вопросы.

Задание состояло в том, чтобы  назвать каким цветом написаны слова с различной смысловой нагрузкой. У либералов время реакции на позитивные и негативные слова оказалось примерно одинаковым, а консерваторы сильнее “тормозили” на словах с неприятными значением. Это значит, что консервативные люди склонны обращать больше внимания на негативные стимулы, соответственно выявляется склонность консерваторов к негативному взгляду на вещи.

Кожно-гальваническая реакция

Если человек видит что-то пугающее, у него резко повышается кожная реакция. Когда на организм воздействует стресс, активируется симпатическая нервная система. Она влияет на увеличение потоотделения, способствующего отводу тепла от мышц, например, когда нужно резко бежать при увиденной опасности.

На эксперимент пригласили заполнивших опросники ярко-выраженных либералов и консерваторов. На теле испытуемых закрепили электроды со слабым электрическим током и показывали нейтральные картинки и иногда — что-то страшное и неприятное. Было выявлено, что реакция тела испытуемых-консерваторов на неожиданные неприятные картинки была более резкой и интенсивной.

Азартные игры в томографе

Но более интересные результаты появляются тогда, когда людей помещают в томограф. По правилам эксперимента, проводившегося в Калифорнии, США, условия игры были следующими: перед глазами испытуемых появлялась надпись — 20 центов, они могли нажать на кнопку и гарантированно стать богаче на эту сумму.

Если пропускали ход — появлялась надпись 40 центов, при которой также можно нажать на кнопку, или дождаться надписи 80 центов. Загвоздка в том, что испытуемые не знали обогащались ли они, или теряли 40 или 80 центов, если выбирали эти варианты — кнопки работали в обе стороны. Для эксперимента пригласили сторонников республиканской (консерваторы) и демократической (либералы) партий.

Финансовые результаты либералов и консерваторов по результатам теста оказались примерно одинаковыми, но ученые заметили различия в работе мозга испытуемых при принятии решений. Так, у республиканцев была выше активность амигдалы, а у демократов — выше активность островковой коры.

Амигдала — главный центр страха в мозге, чем она больше или активнее — тем человека проще напугать. Островковая кора связана с рациональным взвешиванием разных альтернатив и сопоставлением рисков, а также когда стоят задачи “теории разума” — представлением того, что подумают другие люди.

По всей вероятности, для людей из партии республиканцев ситуация с выбором в игре являлась более стрессовой, чем для демократов. Кроме того, согласно исследованиям, если посмотреть на политическую партию в которой состоят родители человека, можно предсказывать политическую принадлежность самого человека на 69,5%. Если же посмотреть на работу амигдалы и островковой коры в процессе принятия решений, то это будет предсказывать политическую принадлежность человека с точностью 82,9%.

Про лондонских таксистов

Наша память — это анатомические изменения мозга. Кратковременная память — это изменения силы проводимости синапсов мозга, а долговременная память — рост количества новых синапсов. Синапс — это место контакта между двумя нейронами или между нейроном и получающей сигнал эффекторной клеткой, который служит для передачи нервного импульса между двумя клетками.

На настоящий момент накоплено много данных о том, что мы можем воздействовать и изменять анатомию своего мозга.

Яркий пример этого утверждения — исследования лондонских таксистов, проведенные в 2011 году. Чтобы стать таксистом в Лондоне нужно сдать экзамен и получить лицензию. Во время экзамена нельзя пользоваться какими-либо системами навигации — нужно запоминать карту города со всеми “кирпичами” и односторонним движением самостоятельно.

Всех испытуемых разделили на 2 группы — людей, которые либо не хотели  стать таксистами или изначально хотели, но не стали ими, и людей, которые активно готовились и сдали экзамен. Показатели мозга у первой группы не отличались в начале эксперимента и спустя 1,5 года на момент его завершения. У успешно сдавших экзамен и ставших таксистами плотность серого вещества в гиппокампе — части мозга, отвечающей за память и пространственное мышление, увеличилась на ⅓. Они сами изменили свой мозг для создания синапсов и получения нового навыка.

Вместо вывода

На наш мозг влияют гены, а мозг определяет принятие решений. Наша личность может влиять на то, какие решения принимает каждый из нас и оказывать воздействие на физиологию мозга, изменяя ее.

Так что же в итоге оказывает воздействие на выбор решений каждым человеком, в том числе приверженность к консерватизму или либерализму — наши гены или наша личность?

ФОТО: обложка — YouTube.